Польский профессор о русской культуре

19-22 сентября 2017 года  в Институте славянской культуры с циклом лекций «Латинизация русской культуры в Речи Посполитой» выступила профессор, доктор философских наук, заведующая кафедрой Византийско-православной культуры Ягеллонского университета (Краков, Польша) госпожа Ханна Ковальска-Стус.

С одним из старейших университетов Европы нас связывают давние отношения, а профессор Ханна Ковальска является частым гостем различным научных и культурно-просветительских мероприятий, которые проходят в Институте славянской культуры. Нынешний визит пани Ханны стал продолжением зародившейся  еще в Государственной академии славянской культуры традиции приглашать коллег из университетов славянских стран для чтения кратких лекционных курсов. Цикл лекций, предложенный доктором Ковальской, вызывал неподдельный интерес как у студентов, так и у преподавателей нашего Института.

Ханна Ковальска-Стус любезно ответила на вопросы заместителя директора Института славянской культуры по научной работе проф. Оксаны Анатольевны Запеки специально для размещения на сайте Института.

ОА. — Насколько сложна проблема латинизации православной культуры?

ХК. — Проблема латинизации православной культуры в Речи Посполитой имеет несколько аспектов. Самые существенные связаны с различиями между греко-христианской и латино-христианской культурами. Они уходят в дохристианские времена. Различия связаны с пониманием человека, истории, эстетики и государства. Византийская культура укоренилась на Руси, а латинская — в Польском Королевстве. Оба государства, хотя слявянские, христианские и соседствующие начали развиваться в русле двух разных культур. Христианство, проповедовавшее эсхатологическую истину, усложняло эти различия. Православие унаследовало у греков космическую антропологию и обогатило ее обожением. История искусства и государства понимались как пространство, в котором совершается промысел Божий. В латино-христианской культуре человек стремится к искуплению грехов, преодолевает историю и государство как искаженные грехом (бл. Августин). Искусство, согласно актуальной эстетике, отображает этот процесс.
Когда король Польши Казимир Великий завоевал два русских княжества в XIV в., а  Великое Княжество Литовское — семь, а в конце того же столетия оба государства соединились, тогда началось влияние преобладающей в этом государстве латинской культуры на православную. Преображение городов и внедрение крепостного права было началом цивилизационных перемен.
ОА. — Какие изменения происходили в дальнейшем?

ХК. — Процесс латинизации стал более стремительным во время правления короля Сигизмунда III — шведа, который боялся многоконфессионального государства, что было подиктовано его опытом. Он стремился к возобновлению флорентийской унии, что состоялось под названием брестской унии в 1596 г. Сторонниками унии были епископы, добивающиеся членства в Сенате, противниками — все остальные православные. Процессу насильственного внедрения унии сопутствовала католическая борьба с протестантами, во время которой были выработаны новые культурные «орудия» такие как: печать, полемика, иезуитская школа, конфессиональное братство, проповедь, катехизис. Все они нашли применение в православной культуре Речи Посполитой для защиты веры, а пик своего развития нашли в деятельности Петра Могилы, Киевской академии и её учеников. Результаты этих заимствований были привиты московской культуре монахами, эмигрировавшими из-за преследований из Речи Посполитой, а впоследствии приглашенными в Москву учителями и приказчиками. Хотя эти влияния в Москве имели в XVII в. поверхностный характер, все же они имели определенное отношение к проведению петровских реформ, тем более, что в то время Киев был уже в границах Московского государства, а консервативные слои общества — старообрядцы — оказались вытеснены за рамки культуры.


Яндекс.Метрика